«Политически мотивированная плодожорка»: почему в России провалилась программа импортозамещения

«Политически мотивированная плодожорка»: почему в России провалилась программа импортозамещения

«Политически мотивированная плодожорка»: почему в России провалилась программа импортозамещения

Эксперты рассказали «Блокноту», что не так с отечественным производством

Национальное рейтинговое агентство оценило показатели импортозамещения в России. Результаты оказались плачевными. По просьбе «Блокнот» эксперты объяснили, что же не так с этим широко разрекламированным властями процессом.

Так, по данным НРА, с 2014 года импорт молочной продукции удалось сократить на 20% вместо ранее назначенных 30%. Плодовоовощную продукцию удалось заменять отечественными производителями на 11% при запланированных 30%, при этом сам ввоз овощей снизился всего 27%, в то время как ожидалось сократить его на 70%.

Более высоких результатов получилось добиться с импортозамещением мясной продукции. В частности, импорт мяса сократился на 65%. В 2019 году в стране было произведено 4,21 тонны лососевых против 3,68 тонны в 2013 году.

Однако стратегия импортозамещения пока не достигла тех объемов, которые были обозначены после ведения эмбарго на ввоз в Россию ряда товаров из стран Евросоюза в ответ на введенные  санкции. На данный момент Россия сменила поставщиков. В частности, основные закупки мяса и молочной продукции теперь приходятся на Беларусь, а фрукты Россия получает от Эквадора.


Импортозамещение по ряду позиций провалилось, говорят эксперты

Впрочем, в Кремле полагают, что программа импортозамещения в России успешно выполняется – об этом ранее заявил пресс-секретарь президента Дмитрий Песков. Он отметил, что у властей нет задачи полностью заменить поставки всей иностранной продукции.

«Пищевая промышленность удовлетворяет полностью потребность россиян. Если мы говорим о каких-то нюансах, то да, импорт, безусловно, происходит, он будет происходить, никогда задача остановить импорт продуктов питания не стояла, поэтому здесь, конечно, нужно дифференцировать покрытие основных потребностей и других элементов», - указал Песков.

Руководитель центра «Региональные исследования», социолог Дмитрий Лобойко пояснил «Блокноту», что  идея «импортозамещения» родилась как политическая и развивается так же.  «Экономического в ней было мало с самого начала и не появилось ни на этапе внедрения, ни на более поздних этапах. Бизнесу нужны прозрачность условий и предсказуемость правил, устойчивость курса валюты и меры поддержки. Но все это есть преимущественно на бумаге и в отчетах, а не на практике. Потому коммерсанты работают по коротким схемам, позволяющим минимизировать риски», - указал эксперт.

По его словам, «длинные» схемы подразумевали бы создание собственных конкурентных производств с системой сбыта, в том числе на экспорт.


Однако в мясной промышленности есть и успехи

«Короткие» схемы - это изменение логистических цепочек с заменой запрещенных поставщиков на пока не запрещенных. Запрещенные внезапно азербайджанские помидоры - яркий пример политически мотивированного... обнаружения плодожорок. Это показывает нестабильность правил и непрозрачность решений. В таких условиях могут работать дипломаты и политики, но не производители», - отметил Лобойко. Он подчеркнул, что  бизнесу нужны понятные и неизменяемые «по политической погоде» условия и целый набор свобод: «В «неволе» никакое импортозамещение не размножается».

Директор экспертно-аналитического центра «Северо-Запад» Екатерина Колесникова отмечает, что у нас до сих пор нет качественных и эффективных программ по развитию сельских территорий. «У нас нет программ поддержки аграриев, у нас нет программ по поддержке молодежи, которая могла бы оставаться работать в агросекторе. У нас крайне мало грантов для фермеров и крестьянских хозяйств», - сказала Колесникова. По ее словам, развитию агросектора препятствует также федеральный закон, регулирующий тендеры и госзакупки: «Наши крестьянско-фермерские хозяйства не могут в полном объеме сбывать свою продукцию крупным потребителям. Так, крепкий крестьянин Иванов не может торговаться по тендеру, потому что закон накладывает определенные ограничения».

Экономист Артем Ермолаев заявил «Блокноту», что проблема заключается в том, что производители «слабо доверяют властям». «У нас нет четких правил игры. Точнее – они есть, но очень быстро меняются. Те же фермеры могут набрать кредитов, начать производство, а потом – раз! И правила игры поменялись. В итоге тот же фермер рискует оказаться в долгах. Поэтому далеко не каждый рискует включаться  в эту игру», - указала Ермолаев.


Многие продукты заместили при помощи Белоруссии

  Впрочем, глава аналитического центра «Политген» Ярослав Игнатовский в беседе с «Блокнотом» указал на то, что с импортозамещением не все так однозначно: «Да, мы видим, что далеко не все целевые показатели достигнуты, но это не повод говорить о полном провале программы. Во-первых, если посмотреть, например, на общее потребление молочной и мясной продукции, то отечественные производители покрывают спрос более, чем на 85 процентов, что является хорошим показателем и свидетельствует, фактически, о независимости России от зарубежных поставщиков молока и мяса. И во-вторых, может быть, не так быстро, как хотелось бы, но импорт сокращается. И здесь решающее слово за государством - чтобы повысить качество и усилить конкуренцию среди отечественных производителей, нужно системно поддерживать не только самых крупных и сильных аграриев, но и более мелких, но талантливых фермеров, которые могут обеспечить качественной продукцией, может, и не всю страну, но на свою деревню, город или регион хватит».

Ранее было заявлено, что импортозамещение в сельском хозяйстве провалилось из-за антироссийских санкций.

Михаил Белый


bloknot.ru