Наследие Медведева: как будет работать Единая платформа управления данными

Наследие Медведева: как будет работать Единая платформа управления данными

Наследие Медведева: как будет работать Единая платформа управления данными

Правительство утвердило положение о Единой платформе управления данными. За неброской вывеской скрывается настоящая технологическая революция: почти всю доступную государству информацию о населении планируется объединить в одну масштабную платформу, которая должна сделать жизнь людей проще и комфортнее. Но у такого прогресса есть и обратная сторона – возможность тотального контроля за деятельностью населения. Не стоит забывать и о том, что безопасности хранения данных уделяют много внимания не потому, что все хорошо, а напротив: жертвами «сливов» становятся не только мелкие компании, но и целые государства. Но какой из трех вариантов развития событий ждет россиян: позитивный, тоталитарный или же «сливной»? Разбираемся с «ФедералПресс».

Контроль данных

Единая платформа управления данными в России заработает до конца этого года. Об этом заявил председатель правительства Михаил Мишустин. Он подчеркнул, что основная задача ЕПУД – улучшение для граждан качества и доступности государственных и муниципальных услуг. Проект изначально продвигал другой премьер Дмитрий Медведев, но довести до конца идеи он не успел.

С наследием Медведева начал работать Мишустин. И это не самый плохой вариант для платформы: опыт, который он получил, работая в налоговой сфере, ему явно в этом поможет.

Но одно дело – контролировать оплату налогов, а совершенно другое – получить доступ практически ко всей информации о населении. Платформа должна объединить данные из разных государственных баз, систем и реестров, в том числе реестра юрлиц, недвижимости, транспортных средств и пенсионного фонда. Это должно ускорить обмен информацией между структурами, а также упростить получение гражданами необходимых справок, документов и выписок. Кроме того, система будет контролировать актуальность и достоверность информации, содержащейся в базах данных.

Уже известно, что оператором выступит Минцифры. И для многих этот факт станет не самой приятной новостью. Все из-за первых действий Максута Шадаева на посту министра. Во-первых, его заместителем стала экс-сенатор и разработчик законов о суверенном интернете, об оскорблении власти в сети и о распространении фейковых новостей Людмила Бокова. Во-вторых, Шадаев говорил о том, что к 2024 году все уполномоченные сотрудники, занимающиеся оперативно-розыскной деятельностью, должны получить онлайн-доступ к государственным данным, данным банков, операторов мобильной связи и интернет-сервисов. Сейчас же для доступа к этой информации необходимо решение суда.

Правда, позже министр заявил, что его неправильно поняли, но, как говорится в известном анекдоте, «осадочек-то остался».

Кстати, в этом году произошло еще одно схожее событие. Минцифры предложило не считать геоданные пользователей тайной и предоставлять их силовикам также без решения суда. Таким образом, монополизация и приватизация данных российских граждан со стороны государства – не дело отдаленного будущего, а обыденность. Но главный вопрос заключается в том, как этими данными будет пользоваться государство? Сможет ли оно сохранить их в безопасности и не получат ли к ней доступ те, кто захочет воспользоваться ими в корыстных целях?

Защита цифровых рубежей

Полностью обезопасить информацию от злоумышленников невозможно, но снизить риски реально. Для этого нужно работать сразу по нескольким направлениям.

«Важно понимать, что для решения проблемы слива данных необходима совместная работа специалистов различных сфер, так как злоумышленники добывают информацию не только за счет хакерских атак. Значительная часть информации распространяется «благодаря» человеческому фактору», – считает председатель комиссии по правовому регулированию обеспечения цифровой экономики московского отделения Ассоциации юристов России Александр Журавлев.

Если говорить о небольших компаниях, то им просто не нужно хранить избыточную информацию и максимально обезличивать ее. Но когда речь идет о Единой платформе управления данными, то такие советы уже не подходят.

«Ключевое здесь заключается в том, что само государство должно понять: данные – не игрушка, а, значит, относиться к ним необходимо с полной ответственностью. Кроме того, нужны штрафы, которые будут пугать, а не смешить злоумышленников. Необходимо сделать ставку на прозрачность оборота данных и внедрить регламент защиты персональных данных, аналогичный, например, европейскому. Там штрафы могут достигать десятков миллионов долларов», – пояснил Журавлев.

Тотальный контроль

Несмотря на то, что проект ЕПУД еще не запущен, некоторые варианты его применения уже апробировались в России. В первую очередь это касается Москвы, где была организована работа по контролю за заболевшими COVID-19 гражданами. И, мягко говоря, далеко не все остались довольны таким сервисом.

«По сути на тот момент за людьми была организована полноценная слежка. Для этого использовались данные из разных источников. Единая платформа управления данными может вобрать в себя еще больше источников информации, а, значит, и о жителях страны станет известно намного больше», – считает руководитель аналитического центра «Политген» Ярослав Игнатовский.

При правильном использовании в этих технологиях нет ничего плохого. По мнению Игнатовского, важно, чтобы под видом благих намерений не реализовывались совершенно иные задачи. Например, продажа личной информации – серьезный бизнес. Об этом знают и власть, и население, поэтому чиновникам так сложно убедить людей в безопасности применения таких технологий. Эксперт ожидает, что это может вызвать серьезные социальные протесты.

Впрочем, есть и иные точки зрения. Для понимания общей картины необходимо увидеть тренды последнего десятилетия. «С каждым годом все больше привычных вещей мы делаем через интернет. Обратите внимание, что те же обращения еще совсем недавно писались на бумажке, а затем передавались в нужное ведомство, а сейчас большинство услуг можно получить чуть ли не автоматически. Появление этой Единой платформы – простое желание сделать жизнь населения удобнее. И тут не нужно искать какие-то заговоры. Если мыслить в таких масштабах, то получается, что суперэффективный портал «Госулуг» – такая же попытка сделать цифровой концлагерь внутри страны. Но это не так», – пояснил заместитель генерального директора АНО «Диалог» Владимир Табак.

Фото: Kremlin Pool / globallookpress.com


fedpress.ru