Эксперты высоко оценивают организацию кампании по голосованию по Конституции

Эксперты высоко оценивают организацию кампании по голосованию по Конституции

Эксперты высоко оценивают организацию кампании по голосованию по Конституции

«Клуб Регионов» и Российская ассоциация политических консультантов провели онлайн-конференцию с экспертами из разных регионов, посвященную предварительным итогам информационной кампании по поправкам к Конституции. Среди позитивных технологических моментов были выделены: организация голосования в несколько дней и различными способами, в том числе через интернет, работа по информированию населения об изменениях в Основной закон, отсутствие административного давления. По словам экспертов, важным для избирателей также стало обеспечение безопасности в ходе голосования. Они также отметили, что властям удалось нивелировать усилия оппозиции, выступающей против поправок или с призывами их бойкота.

В онлайн-обсуждении участвовали:

Елена Голубева, политтехнолог (Нижегородская область)

Татьяна Денисова, политолог, член Оренбургского регионального центра политических исследований (Оренбургская область)

Алексей Куртов, президент РАПК, председатель Совета директоров ЗАО «ИнтерМедиаКом»

Виктор Потуремский, политолог, директор по политическому анализу «Института социального маркетинга» (ИНСОМАР)

Григорий Добромелов, политолог, директор Института прикладных политических исследований (г. Москва)

Роман Амплеев, политолог (Забайкальский край)

Александр Белоусов, политолог, глава экспертного совета КЦ «Департамент политики» (Свердловская область)

Даниил Ермилов, политический консультант

Сергей Зырянов, политолог, директор Уральской академии госслужбы (Челябинская область)

Ярослав Игнатовский, политтехнолог, автор Telegram-канала «ПолитГен» (г. Санкт-Петербург)

Александр Ильин, политолог, доцент кафедры зарубежной истории, политологии, международных отношений Петрозаводского госуниверситета (Республика Карелия)

Булат Калмантаев, политолог, доцент кафедры журналистики ОГУ (Оренбургская область)

Олег Молчанов, электоральный юрист, политтехнолог, член РАПК (Самарская область)

Арсен Нуриджанов, политолог, доктор социологических наук (Республика Башкортостан)

Сергей Смирнов, политолог, генеральный директор фонда «Прикладная политология» (Ростовская область)

Евгений Чадаев, политолог, директор экспертно-аналитического центра «ДВ Регион» (Хабаровский край)

Алексей Чусовитин, политтехнолог, гендиректор консультационного центра «Департамент политики» (Пермский край)

Григорий Добромелов, политолог, директор Института прикладных политических исследований:

«Из-за COVID мы столкнулись с технологическим сложным вопросом. Как сделать так, что вроде всех сагитировали на апрель и машина была запущена, а после этого надо было ее переориентировать под 1 июля. И здесь важно, как в любой кампании, политической или избирательной, сразу принять правильное стратегическое решение по целому блоку вопросов.

Первый вопрос, конечно же, как снять обеспокоенность граждан по поводу заражения на участках. И здесь были найдены хорошие технологические решения и с точки зрения сроков голосования для того, чтобы растянуть мобилизацию людей и дать возможность людям проголосовать не скученно в течение одного дня.

Притом что на последних выборах мы наблюдали, что иногда по ряду регионов приходилось продлевать даже сроки голосования, потому что людям удобнее голосовать в вечернее время. А здесь на несколько дней разнесено голосование. И, как мы сейчас видим, с этой задачей справились. На десятках, сотнях, тысячах избирательных участков пока проколов нет. Это говорит о том, что предварительное голосование в целом удалось. То есть это был первый шаг, который надо было решить.

А что касается оппозиции, то здесь тоже важен структурный шаг, на который надо было пойти и который был сделан. При планировании любой кампании важно понять, кто оппоненты, и не дать им сыграть на их козырях. Вот это тоже было сделано эффективно. Был организован правильный раскол по линии ходить/не ходить, голосовать за или против. И традиционно наша оппозиция ничего с этим навязанным им выбором не смогла сделать. Захотелось обезьянке быть и умной, и красивой, и в ту и в другую сторону побежать, и в итоге просто-напросто протестный электорат раздерган.

Третий важный момент – это само информирование. Понятно, что в ряде регионов было по-разному, но если брать в целом фоновую информационную кампанию, то мы вообще наблюдаем беспрецедентный уровень знания граждан о самом событии и о его содержательной части».

Даниил Ермилов, политический консультант:

«Фактически люди шли голосовать не благодаря каким-то технологиям и давлению, а шли благодаря рекламе, интернету, общению, своей гражданской позиции. Люди шли благодаря умно организованной кампании. Надо отдать должное, что очень удачное решение – это неделя голосования. То есть мы ходим, голосуем, когда нам удобно. У нас есть возможность надежно, безопасно выразить свою позицию – это очень удобное решение, и я думаю, что мы к этому придем и на будущих выборах.

Что касается обширности поправок по тематикам, использован довольно-таки известный маркетинговый подход, таргетирование аудитории – всем сестрам по серьгам. Выявлены крупнейшие проблемы, и каждой целевой аудитории был послан месседж, что эти проблемы решаем вот так и вот так.

Соответственно, когда работает оппозиция, она работает с общим протестом, объединяющим всех. Но в этот протест собираются люди, каждый со своей маленькой болью. И оппозиция против такого количества поправок, каждая из которых учитывала запросы конкретной группы граждан, ничего не смогла сделать. Нужно больше людей, больше квалифицированных специалистов, чтобы это все отрабатывать по направлениям. У них ресурсов меньше, но вдобавок к этому в оппозиции каждый тянет шкуру неубитого медведя на себя. И, когда возникают любые какие-то перспективы, любые какие-то возможности, они начинают сразу же пытаться договориться о том, кто какие посты займет, станет министром или еще кем-то. Это свойственно нашей оппозиции».

Сергей Смирнов, политолог, генеральный директор фонда «Прикладная политология»:

«То, что информационная и агитационная кампания велась без нажима, было связано с несколькими вещами. Первое – это все происходило, скажем так, в декорациях коронавируса, и просто было неприлично делать ее слишком ярко-агитационной.

Второй момент – слишком много было самих поправок, то есть содержательно было очень много всего. И решили, а зачем еще добавлять, нагнетать агитационный момент, и так у нас Путин регулярно про это говорит. Это было в послании, это было потом, давайте не будем, решили, что уже достаточно. На самом деле информационная кампания была нормальная. Все знали, что сначала у нас будет в апреле, потом говорили, что будет перенос, достаточно активно обсуждали возможные сроки проведения, то есть интерес к самому голосованию удалось сохранять, несмотря на растянутую во времени кампанию».

Роман Амплеев, политолог:

«Я считаю, что удалось создать ощущение безопасного голосования. Я пообщался и с членами участковых комиссий, и с избирателями. Здесь в первую очередь они все говорят, что все безопасно, все хорошо, дали перчатки, маску, мы пришли, мы довольны, мы не заболеем. Единственное, ощущение праздника не совсем удалось создать, что музыки нет, каких-то концертов где-то недодали, недоделали, булочек не продают. А если по безопасности судить, то в целом безопасность удалось обеспечить. Причем, когда о безопасности говорят каждый день по телевизору и выступают официальные лица, это играет положительную роль, люди чувствуют безопасность, когда должностные лица об этом напоминают».

Алексей Чусовитин, политтехнолог, гендиректор консультационного центра «Департамент политики»:

«Что касается позитивных вещей, я отмечу, что, на мой взгляд, нового, хорошего, технологически интересного появилось.

Оказалось, власть в состоянии выполнять сложные мобилизационные задачи. По сути дела, даже борьба с пандемией в этом смысле была, может быть, менее трудной задачей, чем организация голосования по Конституции. Потому что голосовать за поправки к Конституции в рамках пандемии – это было крайне технологически тяжело. И мы видим, что власть с этой задачей справилась.

Вертикаль власти где-то со скрипом, но сумела это голосование провести, и больших проблем мы действительно не увидели.

Второе очень-очень важное: мы видим, что появляются новые опции у избирательных комиссий, у Общественных палат, которые выставили везде наблюдателей. Мы видим, что даже наблюдение за голосованием перешло в онлайн. Не знаю, вы анализировали или нет, но система была так организована, что ежедневно публиковали по два, по три, по четыре, по пять сообщений, где показывали, как идет голосование. Это абсолютно новый уровень прозрачности, которого у нас еще в России не было. И я считаю, что это и для власти и позитив, и в то же время вызов, потому что эту прозрачность надо соблюдать».

Евгений Чадаев, политолог, директор экспертно-аналитического центра «ДВ Регион»:

«С одной стороны, проходящее голосование по поправкам выглядит как традиционные выборы. Весь антураж, все элементы выборов есть, но это не выборы. Вроде бы все внешне похоже, но не они. Поэтому у людей нет политизированности, нет чувства, что надо выражать протест. И вот в этой части как раз перенос на 1 июля убрал политический градус и оставил только человека наедине с Конституцией. И когда люди голосовали, они говорят: «Я стал чувствовать, что Конституция – это вообще-то главный документ, о котором надо говорить». То есть мы наблюдаем такое спокойное политическое течение событий. Оно, может быть, даже способствует сплочению нации, повышает интерес к политике с точки зрения знания правовых документов. А главный правовой документ – это наша Конституция. И вот в этой части не останется таких аффектов, а за того ли я проголосовал. Пришел, проголосовал, выразил свою точку зрения, и все. Нет синдрома, что правильно или неправильно сделал. Как это часто бывает на выборах.

Я думаю, что то, как было организовано голосование по поправкам к Конституции, будет иметь позитивное значение для укрепления социальной стабильности в обществе и усиления социального оптимизма. С точки зрения формирования политической культуры это также очень хороший опыт. Повышается гражданская ответственность, в том числе за будущие выборы. То есть это новая ступенька в формировании гражданского общества и формировании правового государства».

Александр Ильин, политолог, доцент кафедры зарубежной истории, политологии, международных отношений Петрозаводского госуниверситета:

«Сейчас мы голосуем не за ту или иную политическую фигуру или партию, а голосуем за фактически одного кандидата под названием новая Конституция. Там более 200 поправок, если память мне не изменяет, по разным направлениям. И вот здесь весь упор был сделан на то, чтобы призвать людей прийти на голосование. Естественно, в центральных средствах массовой информации и на региональном уровне в СМИ в основном акцент шел на то, чтобы проголосовать за Конституцию. А на просторах интернета ситуация была другая. Просмотрев, особенно в последние дни, различного рода сайты и соцсети почти в круглосуточном режиме, скажу, что обсуждения о том, голосовать за Конституцию или не голосовать, ушли в интернет. Там вся оппозиция и сосредоточилась».

Татьяна Денисова, политолог, член Оренбургского регионального центра политических исследований:

«Много было вопросов в ходе подготовки к голосованию по обнулению президентских сроков. При этом одни эти вопросы задают, другие на них отвечают. Но поймите, нас никто не лишает права выбора. Когда будут президентские выборы, вы можете занять ту точку зрения, которую отстаиваете сейчас. Что касается содержательных моментов кампании, то позитивно воспринимается людьми весь социальный блок поправок. Позитивно воспринимаются поправки про сохранение нашего исторического прошлого. И, кстати сказать, в связи с телевизионной атакой ЛГБТ-движения очень хорошо сейчас воспринимается позиция по семье как союза мужчины и женщины. В нашем регионе говорят: раз решили, что такая позиция должна быть в Конституции, то очень хорошо! Мужчина и женщина – это семья, и это самое главное.

Я хочу сказать, что сработало информирование по поправкам в части социальных вопросов, особенно по телевидению. Надо также отдать должное, скажем, системе избирательных комиссий, особенно участковым. Они весь удар сейчас принимают на себя, и вполне достойно люди работают. Это очень большая практика на будущее. Из того застоя, который у нас был в этой системе, мы пришли к тому, какая должна быть роль избирательной комиссии во время таких кампаний. Потому что явка – это прежде всего задача Центризбиркома, это их функционал. Они должны работать на нее, они должны объяснять. Они не агитируют, они объясняют. Вот это сейчас работает».

Сергей Зырянов, политолог, директор Уральской академии госслужбы:

«Что касается основных позитивных технологических моментов по итогам прошедших дней голосования, то, во-первых, это то, что голосование идет в течение достаточно длительного времени. Практически шесть дней до основного дня голосования. Это дает возможность гражданам, которые по разным причинам не принимали участие в голосовании, прийти на участки и отдать свой голос. Сейчас возможностей принять участие в голосовании у избирателей больше. Второе, на что я обратил внимание, – это то, что очень высокая мобильность самих избирательных комиссий. Вот мне, например, звонили и спрашивали, как мне удобнее проголосовать – дома или на улице. Я выбрал вариант на улице. Такая мобильность – это одновременно и активность. Это позволяет выявить латентные, пассивные группы избирателей, и при этом они тоже голосуют».

Олег Молчанов, электоральный юрист, политтехнолог, член РАПК:

«Если говорить об опыте электронного голосования, то электронное голосование очень важно, потому что это уход от приписного рабства, я бы так это назвал. Человек по всем своим правам привязан к тому месту, где он зарегистрирован. Что, он не может воспользоваться своим правом на передвижение и проголосовать где-то в другом месте? Это, действительно, очень важно. Как оно происходило технически, я знаю со слов коллег, которые входят в эту рабочую группу, и они говорят, что все происходит честно и тайно. Потому что в мире одна из самых главных юридических проблем в голосовании – это сохранение тайны голосования, чтобы это происходило как авторизация и голосование на разных серверах. Я думаю, что технологии дойдут до того, что таких вопросов не будет возникать».

Булат Калмантаев, политолог, доцент кафедры журналистики Оренбургского госуниверситета:

«Вы знаете, с электронным голосованием получилось, что в нем участвовали только два субъекта, Нижегородская область и Москва. Я смотрю, что в принципе в этих регионах явка на электронное голосование составила под 90%. Большое количество избирателей владеет такими технологиями, технические возможности для этого есть. Я не думаю, что в других субъектах Федерации менее продвинутая в цифровом отношении публика. Но возможности электронного голосования нужно оценить, развеять все опасения. Теперь, мне кажется, этот опыт требует распространения. Тем более в самом деле очень большая масса людей, электората владеет технологиями, умеет работать с цифрой.

Если говорить об итогах агитационной кампании по поправкам и ее эффективности, то об этом свидетельствуют результаты предварительного голосования. По стране явка во время предварительного голосования была близка к 45%, в Оренбургской области за 50% – 53%. Это говорит о том, что та технологическая система, которая была принята – голосование, растянутое во времени, – сработала. Все-таки это не выборы. А проведение общенародного голосования в таком формате, особенно в условиях коронавирусной инфекции, было правильным решением.

Явка говорит о том, что в высшей степени мобилизационно и эффективно была проведена кампания. И несмотря на очень серьезные помехи со стороны коронавируса, возможные в этих условиях. Например, в Оренбургской области ни один номер газеты не вышел без материалов с разъяснениями положений поправок, изменений, которые предложены в Конституцию. Они вот, мне кажется, сыграли роль, тем более учитывая, что у нас очень большая доля сельского населения. Эти газеты как раз для этой аудитории выходят, где как раз источников информации не так много и местные газеты востребованы по-прежнему, в которых доступным языком разъяснялись не только социальные моменты, включенные в поправки, но и связанные с суверенностью, природными территориями, родным языком».

Арсен Нуриджанов, политолог, доктор социологических наук:

«Я бы хотел сказать, что применение технологии блокчейн выводит нашу выборную систему на новый уровень, и в первую очередь, конечно, в части электронного голосования. Это голосование технически очень интересно. Я сам прописан в одном месте, а живу в другом. И с удовольствием воспользовался возможностью голосовать в Москве по «удаленке». Это достаточно удобно. И если это будет применяться в дальнейшем, то таким образом мы вовлечем десятки миллионов человек в процесс голосования по всей стране. А это такая неслабая цифра. И с ее помощью могут решаться проблемы тех молчунов, которые критикуют в соцсетях, но не ходят на выборы».

Александр Белоусов, политолог, глава экспертного совета КЦ «Департамент политики»:

«Для меня в этой кампании главное не то, что дистанционно можно голосовать, а то, что голосование идет несколько дней. Это впервые у нас в России, это уникальная ситуация. И власть очень эффективно распорядилась этим временем. Вообще сложно придумать более эффективное решение с точки зрения достижения результата.

Сейчас основная технология, которая применяется для поднятия явки, – это выездное голосование. Мне три-четыре региона сообщают, что у них выездное голосование идет очень бодро. То есть что происходит: у избирательных комиссий есть списки, где они понимают, кто проголосовал, а кто не проголосовал, и они ходят по тем, кто не проголосовал. Первый день, второй, третий день, и эта пятидневка позволяет просто обойти всех. И это дает свои плоды. Люди, которым было лень дойти, сейчас голосуют, потому что голосовать стало удобно. За или против – без разницы. Само это голосование в таком формате – это уникальный случай».

Ярослав Игнатовский, политтехнолог, автор Telegram-канала «ПолитГен»:

«Что меня удивило? Я ожидал, что кампания будет гораздо слабее организована технологически. Мне нравится то, что электоральные машины запущены. Никто не бросил вожжи, даже когда начался коронавирус и когда возникла эта пауза. И здесь помогает растянутое на неделю голосование. Легитимность кампании, на мой взгляд, на федеральном уровне поддерживается на высоком уровне. Она поддерживается и первым лицом, она поддерживается рядом других лиц, медийных персонажей. В медиа тоже история выглядит достаточно адекватно.

Теперь что касается оппозиции. На мой взгляд, история с КПРФ, если она разыграна политменеджментом, разыграна очень грамотно. С одной стороны, коммунисты подкинули дровишек, вроде как стянули на себя некие протесты и как обычно протест похоронили. То есть, как обычно, ограничились какими-то газетами, которые сейчас распространяются в регионах. Но при этом не демотивировав людей, а даже мотивируя их участвовать в голосовании. Все остальные партии и движения, протестные структуры просто не нашли точку опоры.

Можно сказать, что результат, который ставила перед собой российская власть, достигнут правильными технологическими методами, и достигнут нормально. По крайне мере, то, что я вижу, в тех регионах, где я нахожусь сейчас, все проходит корректно: я не вижу каких-то фальсификаций, сгонов и прочих нарушений. Я вижу, что тут люди идут и без этого и вполне открыто участвуют».

Елена Голубева, политтехнолог:

«Как технолог, находящийся внутри, могу сказать, что здесь я увидела удивительное единение федерального центра, региональных администраций, предприятий в том, что касается информирования людей о поправках и важности голосования.

Из позитивных историй – это, конечно же, возможность досрочного голосования, технологически это удобно, и людям удобно. Мы также можем говорить о доступности избирательных участков, потому что не надо, действительно, идти куда-то, к тебе участок приходит сам».

Виктор Потуремский, политолог, директор по политическому анализу «Института социального маркетинга» (ИНСОМАР):

«Вот я прямо сейчас смотрю: явка, по данным ЦИК на утро 30 июня, составляет 45,7%. Если бы я был актером МХАТа, я бы здесь, наверное, сделал паузу и предложил бы про это подумать. То есть, на секундочку, мы понимаем, что уже сегодня к концу дня участие избирателей в процессе, который достаточно активно критиковали, относились к нему с недоверием, будет активнее, чем в голосовании за Конституцию 1993г., в натуральных голосах.

Второй момент: ВЦИОМ сегодня публиковал данные экзитпола. 76–78%, в рамках погрешностей, – это люди, которые поддерживают, голосуют за поправки. Если говорить про информационную кампанию, которая была продолжена уже на исходе пандемии, то давайте будем честными и скажем, что она оказалась эффективной. В тех сложнейших условиях, в которых это все происходило, с учетом того, что мы в марте забыли про тему № 1 и вернулись к ней в мае и в июне, на самом деле, это очень серьезное политтехнологическое испытание.

Мы можем, конечно, фантазировать, как бы делали эту кампанию мы, но, давайте скажем честно, кампания проведена так, что люди приняли сложнейшие правила, находясь в очень непростом психологическом состоянии, находясь в очень непростой летний период, и цифры, которые я назвал, собственно, это подтверждают. Нам может нравиться, нам может не нравиться участие отдельных ЛОМов, мы можем это недовольство интерпретировать как большую антиистеблишментную волну, и да, она есть, но тем не менее кампания оказалась успешной.

Давайте просто сейчас еще раз зафиксируем изменения, которые произошли. Масштабное дистантное голосование. Я, как человек, который вел фокус-группы не только в Москве, и не только в Нижнем Новгороде в этот период, могу сказать, что в большинстве регионов я столкнулся с мнением, не только от молодых людей, что они завидуют Москве, что москвичи могут проголосовать дистанционно. Это означает, что с дистанционным голосованием нам придется жить, учиться, и все наши прогнозы по поводу того, что это какое-то далекое будущее, через 15–20 лет, ошибочны, это уже происходит. Люди готовы, и используют это, и хотят это использовать.

Следующий момент. Голосование в течение пяти дней. Было такое? Нет, такого не было. Голосование в период дач и отпусков – ну да, у нас летом были кампании, но в условиях пандемии – нет. Поэтому, нравится нам, не нравится, давайте признаем, что кампания информационная получилась.

Я имею собственный опыт голосования, я слежу за тем, как это происходит в Москве. Для меня вчера было значимое событие, моя 82-летняя мама, почти 83 лет, отправилась на избирательный участок, и это было абсолютно прозрачно, абсолютно честно и абсолютно по тем правилам, по которым это заявлялось. В этом смысле, мне кажется, это стоит дорогого. Это уже касается не столько информационной кампании, сколько последствий информационной кампании, но мне кажется, что этот момент конгруэнтности, когда обещанное совпадает с результатом, в общем, даст свое значение.

Мне кажется, те цифры, которые мы сейчас имеем по явке и по экзитполам, уже позволяют сделать вывод, что тема поправок к Конституции стала главной политической темой и стала, может быть, даже психотерапией, но коммуникацией точно между населением и властью в условиях выхода из пандемии. И, на мой взгляд, достаточно конструктивный сценарий получился. Есть как бы «священная корова», которая называется социальное самочувствие населения. И если смотреть на то, что сейчас происходит с социальным самочувствием по всем регионам, то оно достаточно высокое. Вот про это, мне кажется, нужно думать, и на это стоит обращать внимание. Мне многое в кампании тоже не нравится, и я бы мог это критиковать, у меня есть вопросы, но при всем при этом это успешная кампания, и последствия этого мероприятия нам предстоит рефлексировать достаточно долгое время».

Алексей Куртов, президент РАПК, председатель Совета директоров ЗАО «ИнтерМедиаКом»:

«Благодарю коллег. Я с удовольствием слушал эти профессиональные разговоры, в которых мало политики и много внутреннего понимания процессов. Конечно, коллеги, вот это наше сообщество, которое формируется уже несколько месяцев, вдохновляет на дальнейшую работу. Мы с коллегами, с которыми организуем эти встречи, каждый раз после проведения панели садимся, обсуждаем, и каждый раз мы говорим о том, что, конечно, в России много специалистов, которые абсолютно адекватны, состоятельны в понимании и описании политических, технологических, этических процессов нашей страны. Спасибо вам большое за то, что вы подключаетесь. Я думаю, что эта наша встреча не последняя, и мы обязательно продолжим наш разговор.

Что касается сегодняшней темы, которую мы с вами обсуждали, – голосование по Конституции, то я обратил внимание: конечно, первое и самое главное – это удивительная сложность проведения кампании, потому что фактор времени здесь, конечно, имел максимальное воздействие. Во-первых, кампания началась в начале года и начала закручиваться, запустилась, а потом она вдруг остановилась, и потом она, как с низкого старта, сразу началась снова. Конечно, в масштабах страны это титаническая работа, которая и интересная, и достойная, и заслуживает уважения. Не все было гладко. И это тоже нормально».


club-rf.ru